Деревенские игры и забавы.

— стр.11 —

Для тех, кто будет
                                                                                                                               жить после нас.

Исаков Антон Тимофеевич

Деревенские игры и забавы.

Как хорошо, что я сберег те,

Все ощущенья детских лет.

С. Есенин.

Руки мои быстро зажили, и я смог быстро играть на улице. Любимой моей, да и других мальчишек в то время игрой, была игра в бабки, или как её ещё называли — в «кости». Бабками называли в деревнях, да и сейчас называют свиные косточки от ног. Вот эти кости мы ставили в ряд, на линию, прочерченную палкой на земле перед стеной дома, амбара или забора плотного, чтобы при разбивании кона бабки и панок не улетали далеко. Панок – это тоже кость, но большая по размеру, чем бабки. Для того, чтобы панок был тяжелее и летел дальше, в него заливали расплавленный свинец через проделанную заранее дырку. Особенно это хорошо умел делать Аркадий. И, благодаря ему, у нас с Виктором тоже были «налитые» панки. Называли мы их уже «налиток». У каждого игрока в руках был небольшой мешочек с бабками. Естественно, после игры у кого-то мешочек пустел, а у кого-то наполнялся доверху.

Помнится мне, что Аркадий всегда выигрывал много бабок и делился с нами, так как мы с Виктором часто проигрывали. Мне было очень обидно, когда я мазал и проигрывал. Дело в том, что все мальчишки бросали панок правой рукой, а я – левой, так как правая почти постоянно давила правый бок. Постепенно я научился хорошо бросать левой рукой и стал выигрывать. Кстати, я до сих пор, а мне уже сейчас 63 года, так и не научился метать правой рукой.

Для большего азарта мальчишки придумали класть под бабки монеты. Это конечно больше заинтересовывало игроков и каждый, пытался выбить из кона те бабки, под которыми лежали деньги. Обычно туда клали медные монеты, потому что, других денег у нас, детей, не бывало. Как и все мальчишки тех, лет играли в деньги в «Пристенок» и в «Чику». Об это я, уже будучи взрослым, видел в каком-то фильме («Уроки французского»). Монеты, которыми мы играли со временем становились гнутыми от ударов по ним «битой». В качестве биты использовались большие тракторные шайбы, а иногда и старинные из красной меди больших размеров монеты царской чеканки.

Родители и старшие не запрещали нам играть в деньги. Наверное, это потому, что других доходов у детей не было. На выигранные деньги мы могли купить себе мороженное, конфеты и другие сладости, которыми нас родители не очень-то баловали.

Была у нас в те годы ещё одна интересная игра – «Городки». Раньше мы её называли игрой в шаровки. Наверно это потому, что шаровками мы называли те палки (биты), которыми сбивали городки. Игра эта развивала меткость, как игра в «бабки», и не зря она возобновлена сейчас повсюду и считается спортивной игрой.

Как и во всех играх, Аркадий и здесь был в основном всегда в выигрыше. Мне, его младшему брату, нравилось это, и я гордился им. Я, наверное, настолько был влюблен в Аркадия, что пытался никогда не отставать от него, всюду таскался за ним, хотя это ему, по всей вероятности, не очень-то нравилось. Было и так, что он меня гнал от себя, когда уходил погулять с друзьями. Я ему, наверное, мешал в осуществлении каких-то планов, о которых я ещё не должен был знать в то время.

Хотя я это и неправильно делал, но шел обычно жаловаться Лёле и та говорила ему: «Аркаша, возьми Тоньку с собой!». Этому приказу нельзя было не послушаться и Аркадий брал меня туда, куда шел и сам. А с друзьями он ходил заниматься на турнике, около клуба. Лазали там по шесту и канату. Мне тоже захотелось делать это так же, как и Аркадий. Хорошо помню, однажды он меня подсадил, и я уцепился за перекладину. Высота для меня была большая и я боялся, что упаду и разобьюсь. Покачавшись, я хотел сделать такой же соскок, как и ребята, но на махе вперед отпустил руки и шлепнулся спиной на опилки под перекладиной и сильно ушиб копчик. У меня перехватило дыхание. Аркадий поднял меня и пытался привести в чувства, водя под руки по площадке. Конечно, и я и он испугались очень. После этого случая Аркадий меня не допускал туда, где бы я мог упасть. Постепенно, глядя на ребят, я стал осознавать, что и как надо делать.

И вот, однажды, я пришел к клубу один. Залез по стойке на перекладину и стал учиться подтягиваться. Силы было мало, и я соскочил на опилки. Приземление было мягкое и я не ушибся. И вот тут-то я впервые в своей жизни нашел настоящий бумажный рубль! Радости у меня было так много, что я и забыл, зачем сюда пришел. Я ещё несколько раз перерывал опилки под перекладиной и рядом в надежде найти ещё какие-то деньги. Но больше нечего не найдя, я побежал домой.

Таких денег у меня в руках никогда в те годы не бывало. Я располагал, да и то не всегда, только медными монетами и в малом количестве.

В последствии за всю мою жизнь я находил и бумажные, и металлические деньги, но такой большой радости я не испытывал никогда.

Занимаясь с Аркадием на гимнастических снарядах, я постепенно становился уверенным. Он меня подстраховывал в нужный момент и каждое движение, элемент на снаряде у меня получались все лучше и лучше. Моя настойчивость и сила воли помогли мне в дальнейшей жизни. Через много лет добился я того, что поступил, а 1950 г в Свердловский техникум физкультуры и спорта, а позже в 1970 году, в Симферопольский госуниверситет на факультет физвоспитания. Работал учителем физкультуры с 1957 г. по 1963 год в средней школе № 46 г. Свердловска, а после переезда в Крым – в Чеботарской школе-интернате с 1963 по 1988гг. Об этом я буду рассказывать позже, а сейчас же продолжу воспоминания о детских и юношеских годах моей жизни.

— стр.11 —

Реклама