Коллективизация сельского хозяйства. Вынужденный переезд.

— стр.6 —

Для тех, кто будет
                                                                                                                               жить после нас.

Исаков Антон Тимофеевич

 

 

 

 

Коллективизация сельского хозяйства. Вынужденный переезд.

     1929-1932 годы – это годы коллективизации сельского хозяйства, процесс добровольного объединения мелких единоличных крестьянских хозяйств в колхозы. Уже с 1929 года началось массовое вступление крестьян в эти крупные кооперативные социалистические хозяйства. Но многие зажиточные крестьяне, такие например, как мои дедушки, бабушки, мои родители, которые сами своим трудом создали домашнее хозяйство не хотели туда вступать, так как надо было сдавать в колхоз скот, лошадей, телеги, сани и сбруи. Сдав все это, крестьяне оставались немощными, им нечем было кормить семью.
    Коснулась эта коллективизация и семей Исаковых, Топорищевых и Батеневых. Никто из них не захотел вступать в колхоз Жаль им было расставаться с нажитым хозяйством.
    Так как все эти семьи имели своих лошадей, хорошее подворье, добротные дома, то их советская власть, как и всех других крестьян, должна была записать в колхоз. В селе было много таких крестьянских хозяйств, которые не хотели расставаться со своим добром.
    И вот пришло время когда силой начали записывать моих родителей в колхоз, они решили оставить свои дома и рано утром, почти ночью, чтобы никто не видел и не слышал, запрягли коней, посадили всех нас малышей в телеги, сбросили туда же кое-что из вещей и выехали из Комиссарово сами не зная куда. Это было летом 1931 года.
    С тех пор я в Комиссарово не бывал никогда. Всё думал, уже будучи взрослым парнем, что ещё будет время и я съезжу на свою родину. Но так сложилась судьба, что я уехал из тех краев навсегда и пути туда у меня уже больше не будет. А ведь съездить – то в Комиссарово было можно. Расстояние невелико – около 20-30 км.
    Из рассказов старших известно, что с начала они остановились в деревне Звездочетово. Прожив там совсем не много наш «табор» переехал в село Завод, а затем в Заводоуковск. Долго нигде нельзя было останавливаться, так как с такой оравой ребятишек и взрослых никто на долго жить не пускал. Нас всех было 15 (16) человек: 9 (10) взрослых и 6 детей. (Взрослые: Иван и Фёкла, Тимофей и Татьяна, Леля, Мария и Анисим, Ефим и Аксинья, Дарья — 10. Дети Зоя, Тася, Аркадий, Полина, Антон, Викториан — 6).
    Вскоре мои родители узнали, что в 5 км от Заводоуковска есть село Падун, а там спиртзавод, где требовалась рабочая сила.
    В Падуне в то время жили в своем доме хорошие знакомые Лёли, Акулиничевы, которые тоже когда-то уехали из деревни Киселево, где родилась и жила Лёля.
    Всех нас Акулиничевы приняли радушно, хотя в душе, наверное, досадовали, что свалилась на них такая большая семья.
Все взрослые кроме дедушки Ивана, бабушки Фёклы и Лёли, устроились на работу на спиртзавод.
    До того, как начать строить свой дом в Падуне, мы жили на квартире у Медведевых, наших будущих соседей по дому. Место для строительства было плохое, на косогоре, перед большим ручьем, текшим по дну большого оврага. Ручей этот тогда и сейчас называется «Бардянкой». То текли отходы после переработки сырья со спиртзавода. Вода в Бардянке всегда была теплая и не замерзала даже зимой. Мы, дети, любили бегать босиком летом по этому коричневому ручью так, что даже брызги разлетались в стороны. Но это было у меня все позже, а пока что о строительстве дома.

— стр.6 —

Реклама