Школьные годы.

— стр.12 —

Для тех, кто будет
                                                                                                                               жить после нас.

Исаков Антон Тимофеевич

Школьные годы.

 

Мое детство проходило, в основном так же, как у всех деревенских мальчишек в 30-е годы, если не считать того, что я постоянно болел…

Время шло быстро. Скоро мне уже предстояло идти в 1й класс (тогда учились с 8 лет). До школы я уже хорошо читал, писал левой рукой, так как правая была «занята». В животе у меня продолжало что-то болеть. И, забегая вперед на много лет, хочу сказать что, живя в такой глухомани, как Падун, не знал, что у меня был хронический аппендицит. Это сейчас врачи быстро определяют диагноз, да и то не всегда. А тогда, в 30-е годы, да ещё в глухих сибирских деревнях врачей не было, и кто хоть что-то, чуть-чуть, понимал или делал вид, что понимает, брался за лечение людей. Так и у нас в Падуне главными лекарями были добродушные и ласковые Мария Ивановна и бабка Лукерья Андреевна. А вылечить они меня так и не смогли…

Наступила холодная дождливая осень 1938 г. 1 сентября, рано утром, дети шли в школу с сумками. У некоторых, что побогаче, были портфели. Собрался и ушел в 1й класс мой двоюродный брат Виктор, а меня мама и Леля решили подержать дома ещё один год, так как я продолжал болеть. Я плакал, просился. Дождавшись, когда Аркадий и старшие сестры уйдут в школу, а мама с Лелей займутся делами, я быстро надел какое-то пальтишко, шапку и убежал в школу самовольно без сумки и книг. Мне очень хотелось учиться вместе с теми, с кем я играл и дружил до школы. Кстати, надо сказать, что сумки у меня никакой не было. Только позже её мне сшила Лёля из обычного мешка.

Прибежав в школу, я метался по коридору, не зная куда идти. В классы уже заходили дети, рассаживаясь за длинные столы (в то время в школе почему-то парт не было). Увидев на двери цифру 1а, я забежал в класс и, не спросив разрешения, сел за стол к сидевшим за ним двум мальчикам. Учительница сделала перекличку, но мою фамилию не назвала. Я поднял руку и сказал, как меня зовут…

Что мы делали в этот день я не помню, но хорошо запомнилось мне то, что учительница (её звали Нина Федоровна Старикова) узнав от меня, что я умею рисовать, в этот же день, после уроков, пригласила меня к себе домой нарисовать несколько кубиков на большом листе бумаги. Я тогда ещё не знал, что эта бумага называется – ватман.

Когда я пришел к учительнице домой, то весь трясся от страха, непонятного мне тогда. Но, к счастью, Нина Федоровна встретила меня приветливо, усадила за стол, накрытый красивой зеленой клеенкой. Стол был гладкий, совсем не такой, как у нас дома, сколоченный из досок. В комнате, где я сидел, была большая русская печь и над печью — палати, прикрытые занавеской. Это была кухня. От печи до меня доходило тепло, я вскоре успокоился…

Сколько времени прошло, когда я закончил работу, не знаю, но мне казалось, что я нахожусь там вечность.

Вечером, когда я пришел домой, меня никто не ругал за то, что я самовольно убежал в школу. Мне казалось, что все даже были рады за меня: ведь я с первого дня сам познакомился с учительницей и сделал для неё полезное дело…

И вот так, с того 1 сентября 1938 года, я стал много делать общественной работы с начало в школе, а потом везде, где мне приходилось ещё учиться и работать. И делал я это, пока не вышел на пенсию.

В 1 классе я учился отлично, так как до школы уже все знал, чему учили в классе. Всему этому я обязан своим сестрам и брату Аркадию. Они уже учились, а я и Виктор заглядывали в их учебники и тетради и учились самостоятельно. Виктор в первом классе так же учился отлично. Нам с ним все давалось легко. И что странно, мы все три брата, Аркадий, Виктор и я, любили рисовать. Как сейчас помню, рисовали на больших тетрадных листах в клетку, и все на одном листе, растянувшись лежа на полу. Мы друг у друга чему-то учились, как это делают сейчас мой внук Сережа и внучка Юля. Они-то же в дошкольном возрасте начали рисовать. Жаль только, что они редко встречаются друг с другом.

Первый класс я закончил отличником хотя и часто пропускал занятия по болезни…

— стр.12 —

Реклама